Пост опубликован: 3-9-2017

Ссылки для упрощенного доступа

В преддверии первого международного форума по проектированию жилой среды «Среда для жизни: новые стандарты», стартовавшего сегодня, журналисты «Idel.Реалий» обратились к казанским активистам из разных отраслей с целью выяснить основные проблемы города, их причины и возможные пути решения. Засыпка Волги и Казанки, недоступная среда, вырубка лесов, тендеры задним числом, произвол управляющих компаний и безразличие властей – главные проблемы города по мнению казанских активистов и экспертов.

В начале осени глава российского правительства Дмитрий Медведев поручил Минстрою России и Агентству по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) разработать единые стандарты благоустройства городов.

– Россия должна стать примером подходов к формированию качественной и комфортной городской среды. Это будет первый опыт изменения городской среды в масштабах всей страны, – говорил ранее генеральный директор Агентства ипотечного жилищного кредитования Александр Плутник.

Планируется, что единые стандарты благоустройства городов станут основой для изменений градостроительных регламентов и нормативов.

Дать старт градостроительным реформам решили в самом молодом городе России – Иннополису (находится в 36 км от Казани). Сегодня в нем открывается первый международный форум по проектированию жилой среды «Среда для жизни: новые стандарты».

Организаторы форума – Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, Минстрой РФ и правительство Татарстана. Участие в форуме примут: первый вице-премьер России Игорь Шувалов, министр строительства и ЖКХ РФ Михаил Мень, президент Татарстана Рустам Минниханов, генеральный директор АИЖК Александр Плутник, зарубежные и российские эксперты в области градостроительства, урбанистики и архитектуры, а также девелоперы и застройщики.

На форуме почти не нашлось места для общественников и активистов из Казани. Почему, журналисты «Idel.Реалий» поинтересовались у участника форума – помощника президента Татарстана Наталии Фишман.

Совершенно непонятно, зачем это какому-нибудь активисту? Активисты планировки квартир не обсуждают

– Мы на форуме не про парки разговариваем, а про то, каким образом должна осуществляться застройка, – ответила она. – Мы пригласили местных девелоперов, строителей, руководство муниципалитетов. Суть состоит в том, что в первый день форума будет проходить обучение. Совершенно непонятно, зачем это какому-нибудь активисту? Это ему никак не поможет, потому что мы разговариваем об узкопрофессиональной вещи. И активисты планировки квартир не обсуждают.

Правда, на сайте форума говорится, что он «направлен на то, чтобы сформировать общественную дискуссию вокруг качества жилья и городской среды в России и инициировать изменение законодательства в сфере городского планирования, жилищного строительства и благоустройства, а также культуры проектирования и работы с жилой и городской средой».

Но на замечание журналистов Idel.Реалии, «что всё это связано и с работой общественников, помощник президента заявила, что вот этого всего просто нет в форуме».

Форма и содержание не предполагают никаких активистов и прочее. Это им ни к чему и не по теме

– Форум – это узкопрофессиональный содержательный разговор, который, в первую очередь, нужен девелоперам и сотрудникам – проектировщикам, муниципальным и региональным властям для того, чтобы правильно ставить задачу для того же проектировщика и девелопера, – сообщила Фишман. – Форма и содержание не предполагают никаких активистов и прочее. Это им ни к чему и не по теме. Это достаточно узконаправленная четкая коммуникация.

Тем не менее, портал Idel.Реалии решил узнать у казанских активистов и экспертов, в чем они видят основные проблемы города, их причины и возможные пути решения.

Юлия Файзрахманова, экоактивист, выступает против засыпки Волги:

– Главная проблема – уничтожение водного фонда. В первую очередь — засыпка Казанки и Волги и вырубка лесных массивов. Все это делается в угоду коммерческим интересам. Очень часто за всем этим стоит одна компания – ПСО «Казань», которая прикрывается видимостью создания общественных пространств. На самом деле этого нет и не предвидится в ближайшее время.

Главная проблема – уничтожение водного фонда

Я считаю, что выгода ПСО «Казань», близкого к властным структурам руководства республики, – главная причина сложившейся ситуации. Этот фактор играет ключевую роль. Это либо отмывание денег через госзаказы, либо идеи, связанные с застройкой. Например, согласно непринятому генплану Октябрьского (поселок в Зеленодольском районе Татарстана – «Idel.Реалии»), только первая часть по засыпке Волги позволила бы построить элитное жилье на десять тысяч жителей для покупателей на месте засыпанной реки. Если мы считаем по 100 тысяч рублей за один метр такого жилья, то экономика проекта получается около 10-20 млрд. Это серьезные деньги.

Защитники Волги презентуют представителям Минэкологии свои предложения

Плюс это могут быть какие-то планы по преобразованию среды. Там, где была вода, создается суша, а там, где была суша, – идет строительство бассейнов. Возможно, Минниханов хочет войти в историю как человек, переиначивший лицо Казани. Очень жаль, что в этом изменении теряются традиции татарского народа по бережному отношению к природе и воде. Национальные и культурные особенности, как мы знаем, вообще запрещали приближаться с нечистыми руками к воде и родникам – мы специально изучали татарский фольклор. Мы понимаем, что все происходящее – вне национальной идентичности. Это только деньги и ничего больше!

Там, где была вода, создается суша, а там, где была суша, – идет строительство бассейнов

И по Казанке, и по Волге есть решения. По последней – создание особо охраняемой природной территории (ООПТ) в статусе природного парка. Это позволит и сохранить природу, и создать проект с учетом зеленой энергетики и природных индустрий.

По Казанке у многих специалистов есть предложения по созданию охраняемых участков, а также введение статуса ООПТ на реке. Это необходимо сделать, поскольку уже этим летом в реке погибло много рыбы. Официально нет связи между диким мором и засыпкой, хотя мы-то знаем, что на других реках мор был, но речь шла о десятках, а не тысячах единиц. Просто создается мертвый город.

Уже сейчас от активистов и ученых есть предложения по решению этой проблемы. Есть прекрасный багаж мирового опыта организации и общественных пространств, и функционирования зеленых зон в городах или урбанизированных территориях, и восстановления природных территорий, пострадавших в результате антропогенных действий.

Источник: inkazan.ru

Все участники форума, который проходит в эти дни в Казани, прекрасно знакомы с этим мировым опытом и владеют инструментарием. Первое и главное в решении проблемы – это вовлечение жителей, активных групп, ученых и всех, кто в этом заинтересован. А у нас даже сам формат форума не предполагает вовлечения. Создается профанация – приглашают уважаемых людей, но подменяют саму суть мероприятия – создание городов для жизни.

Даже сам Иннополис, который позиционируется как эко-наукоград, не соответствует статусу. Та же засыпка Волги велась, в том числе, и в угоду ему – нечистоты Иннополиса иногда попадают в Волгу – все это фиксировалось на видео. Таких вещей быть не должно.

Не должно быть так, что под эгидой создания туристического кластера в Свияжске, строительства Иннополиса, ПСО «Казань» создавало еще один остров рядом с островами Аленка и Щурячье. На последнем стоимость одной сотки земли – полтора миллиона рублей. Понимаете, о каких деньгах идет речь?

Мария Гурьянова, учредитель казанского фонда «Помоги дворняге»:

– На сегодняшний момент зоозащита в Казани – никакая. Пока, к сожалению, наше правительство закрывает глаза на проблему и даже не пытается помочь. Вопрос даже идет не о выделении средств на зоозащиту, а превентивной рекламе, например. Но даже такая помощь не оказывается.

Приютам, которые сейчас существуют в городе, напротив ставят палки в колеса. В местных СМИ вбрасывается очень много негативной информации – «у собак бешенство», «собаки кусают», «они грязные» и т.д. Люди начинают из-за этого думать, что животные – это что-то такое низшее, что всегда можно выбросить.

Пресс-конференция представителей двух зоозащитных фондов – «Помоги дворняге» (Казань) и «Помощь собакам из России» (Hundehilfe Russland, Германия) о планах по строительству приюта для собак

В Москве и Санкт-Петербурге есть социальная реклама, которая призывает взять собаку из приюта или рассказывает о том, что такое стерилизация. В Казани многие просто не знают о существовании такого слова. В Москве и Питере звезды выкладывают фотографии с собаками из приюта, рассказывают, как берут животных, агитируют за неразведение. Это работает! У нас я ничего такого не заметила. Как будто и проблемы нет.

Проблема с бездомными животными в Казани стоит так остро – именно поэтому мы видим в городе толпы собак

Из-за этого проблема с бездомными животными в Казани стоит так остро – именно поэтому мы видим в городе толпы собак. Государство же поддерживает убиение животных на глазах тех же жителей. Власти пытаются сделать вид, что проблемы нет, хотя на отлов выделяются большие деньги.

К нам постоянно обращаются люди, готовые помогать животным, но они не знают, как это сделать. Они готовы привозить корм для животных, но привозить его некуда! Государственного приюта у нас нет, а все частные уже давно переполнены. Даже когда кто-то берет собаку с улицы, им приходится ехать к частному ветеринару, потому что государственные не обладают нужным опытом и часто просто не работают после шести вечера.

Илья Новиков, руководитель общественной организации «ЖКХ-Контроль»:

– Первое, с чем сталкиваются жители, – это произвол управляющих компаний (УК). Он выражается, в первую очередь, в незаконных начислениях, в непроведении наружного ремонта, ОДН и невозможности для жителей бороться с этими управляющими компаниями. Ни один житель, если только у него нет несколько высших образований, не сможет единолично победить в этой борьбе – у УК есть целый штат юристов, которые знают, как прикрыть незаконные «хвосты».

Ни один житель, если только у него нет несколько высших образований, не сможет единолично победить в этой борьбе

Эта проблема исходит из попустительства и лоббирования интересов исполнительной власти – такая структура управления ЖКХ построена при содействии городских властей. Исполкому, который, конечно же, отвечает за все, что происходит в городе, удобнее, чтобы за все жилищно-коммунальное хозяйство в Казани отвечало несколько компаний, несколько директоров.

Схема «одна управляющая компания, один район и один глава района» плоха еще и тем, что в этом случае забываются жители. Управляющая компания здесь выступает в качестве прослойки между жителями и исполнительной властью. Поэтому, когда жители хотят надавить на УК, исполнительная власть не может приструнить компанию.

Илья Новиков читает лекцию по ЖКХ для жителей

В этой структуре плохо еще и то, что УК только одна, а это – монополизация рынка. Нет никакого развития конкуренции. Даже те жители, которые бы хотели перейти в другие управляющие компании или создать ТСЖ, не могут этого сделать. Они встречают сопротивление не только со стороны УК, но и исполкома Казани или районов, жилинспекции. И это вместо того, чтобы защитить интересы собственников жилья.

Нет никакой политической воли, которая сделала бы эту сферу менее проблематичной. Безусловно, необходимы законодательные инициативы, изменение Жилищного кодекса. Например, нужно сделать так, чтобы при смене УК не допускалось возвращение к старой в течение полугода. За этот период жители успеют понять, хотят ли они оставаться с ней или нет. Это самое простое решение.

Кроме того, нужно исключить влияние жилинспекции на смену жителями управляющей компании. Как это сделать, я не знаю. Думаю, что тут необходимо политическое решение – не вмешиваться в решения по смене УК.

Если сверху это изменить не получается, значит надо менять снизу. К примеру, наша организация будет проводить лекции и семинары для жителей, для старших по домам о том, как, не нарушая закон, создать ТСЖ, как все правильно провести. У нас просто не остается других рычагов давления.

Искандер Ясавеев, старший научный сотрудник Высшей школы экономики (Санкт-Петербург), координатор инициативной группы «Город без преград»:

– Мне кажется, существует очень много проблем. Ключевая из них в том, что у граждан до сих пор нет возможности решать свои проблемы, используя ресурсы общества, поскольку они контролируются властями. У власти совершенно другая повестка дня – демонстрировать какие-то успехи, нежели действительно решать проблемы.

Ступени, крыльцо, никаких пандусов, хотя здание совершенно новое. На коляске она туда, разумеется, попасть не сможет

Вы знаете, что у нас по-прежнему уничтожаются зеленые зоны. Например, роща на Оренбургском тракте. Зеленые насаждения сокращаются, а власти рапортуют об очередных успехах. Граждане являются заложниками этой ситуации, а ведь качество жизни определяется, в том числе, чистым воздухом. И существует тенденция, что ситуация только ухудшается.

Другой пример – со мной недавно связалась Амина Ибниева, координатор «Города без преград». Она передвигается на коляске и сообщила, что у них на Высокой Горе совсем недавно открылось новое здание сельского совета. Мы получили фотографии и описание здания – оно вообще не отвечает требованиям доступности! Ступени, крыльцо, никаких пандусов, хотя здание совершенно новое. На коляске она туда, разумеется, попасть не сможет. Когда проходит Универсиада, власть показывает, как у нас все замечательно, а в принципе-то никакого поворота не произошло – сдаются новые объекты, но даже сельсовет не отвечает требованиям доступности.

Высокая гора

Есть ощущение тупика – чтобы что-то изменить, нужен большой-большой скандал, нужно достучаться до Москвы или до президента Татарстана, чтобы он пообещал что-то сделать. Но пока нет возможности решать проблемы, нет каких-то подвижек в эту сторону. Возьмем тот же сквер за вторым корпусом КФУ – проект презентовали, все замечательно, но недавно я там был, и абсолютно ничего не изменилось. Забор не снесен, работы не начинались – все вязнет в песке.

Граждане для них не имеют значение так же, как и их мнение, если только оно не консолидированное и не ярко выраженное, когда дело доходит до публичных историй

У граждан нет возможности самим менять ситуацию, потому что ресурсы контролируются властями. Они не подотчетны гражданам и несменяемы ими. Власть ориентируется на так называемую референтную группу. Для властей республики и города эта группа – вовсе не горожане, не жители Татарстана, а сами власти, федеральные в том числе. Граждане для них не имеют значение так же, как и их мнение, если только оно не консолидированное и не ярко выраженное, когда дело доходит до публичных историй. Чтобы что-то изменить, необходимо менять систему власти, состав властных элит, и самое главное сделать эти элиты подотчетными гражданам. Но вы понимаете, что это фундаментальная проблема России.

Как будет разворачиваться ситуация, сказать сложно. Очень часто говорят, что в тот момент, когда экономический кризис будет усугубляться, дела будут становиться все хуже и хуже, граждане активизируются. Но я был членом участковой избирательной комиссии и на прошлых выборах ходил по квартирам с переносной урной. Я обходил людей с инвалидностью, очень пожилых людей – они живут в крайней бедности. И тем не менее, если они плохо видят, то спрашивают: «Где в бюллетене Минниханов?». Даже такие условия жизни не меняют отношение людей к властям, поэтому связывать перспективу изменения с ухудшением экономической ситуации я не могу. Должно произойти что-то другое. А вот что – это вопрос.

Иван Климов, председатель регионального отделения «Трудовой партии России»:

– Главная проблема Казани на данный момент такова: под видом подготовки к Чемпионату мира по футболу власти пытаются провести совершенно другой проект. Сейчас сделают проект, потом построят парковку для ЧМ и Кубка Конфедерации, как это планируется сделать на Гаврилова, а после спортивных событий построят многоэтажки. Все красиво.

На Галеева овраг уже перешел в Ж4. В новом генплане, который скоро будет разработан, они просто уберут все свои «ошибки». Все свои незаконные решения, которые принимались по ныне существующему генплану, они просто «исправят»– скроют в новом. Московским проектировщикам, которые и разрабатывают для Казани новый генплан, не разрешают общаться с местными активистами и общественными организациями. Таким образом, они смогут скрыть зеленые зоны и отдать их в угоду интересам застройщиков.

Овраг на Галеева

Появились у нас набережные – это хорошо. Но где сам проект или план решения проблем водоохранных зон? Никакой концепции нет! Намыли на Казанке, засыпали Волгу, опять кран у третьей транспортной дамбы стоит.

У нас ничего не делается для людей. В 2005 году Метшин пообещал, что у нас будет «Зеленый рекорд», а в итоге – рекорд по вырубке деревьев.

Фарид Ахметов, эксперт по развитию велоинфраструктуры, экоактивист:

– Одна из серьезных проблем заключается в том, что городские власти не слушают жителей. В целом, наше население отчуждено от сферы принятия решений. Общественные слушания проводятся в формате «мы вас послушали, а сделаем все по-своему»– это не формат общественного договора. Это говорит о том, что впоследствии такое отношение будет рождать конфликты разного свойства. Если мы их хотим накапливать в городской среде, то пожалуйста, давайте. А если мы хотим их решать, то нужно уметь слушать, находить компромиссы и решения.

Вторая проблема – зеленым насаждениям в Казани не придали достаточного охранного статуса. Депутаты могут своим решением просто перевести участок из одного типа использования в другой. Несмотря на то, что многие объекты формально находятся в формате особо охраняемой природной территории, все это только на словах – по существу ничто не мешает единогласным поднятием рук построить какой-нибудь торговый центр или перевести это в зону многоэтажной жилой застройки.

Мэр Казани Ильсур Метшин

Проблема, в том числе, и с выборностью мэра Казани. Когда выстроена правильная вертикаль, когда жители города участвуют в принятии градостроительных решений, тогда все получается гармонично и все работает.

Еще одна причина проблем – коррупция, потому что к строительным подрядам, к подрядам на проектирование часто допускается лишь определенный круг аффилированных с определенными лицами организаций. Те решения, которые они разрабатывают могут весьма серьезно отличаться от того, что нужно делать реально.

Если городская вертикаль будет понимать, что от качества их решений будет зависеть, выберут ли их на следующих выборах, то и качество решений будет совсем иным

Фундаментальная причина всего этого в том, что с жителями просто не советуются. Кроме того, у муниципалов отсутствует установка на сохранение и развитие непрерывного природно-экологического каркаса для того, чтобы: люди имели возможность доступа к природной территории в пяти минутах ходьбы от дома, чтобы развить пешеходные и велосипедные маршруты через эти природные территории. Они просто уничтожаются и застраиваются, то есть эти возможности город теряет безвозвратно. Эти коридоры планируется включить в разделы разрабатываемого генплана, однако при демонстрируемом подходе они просто не доживут до принятия нового градостроительного документа – это во-первых; а во-вторых – власти города на практике продемонстрировали нигилистическое отношение к прошлому генплану как к важному документу, определяющему стратегическое развитие города. Поэтому видно, что отношение к новому генплану будет схожим.

Если городская вертикаль будет понимать, что от качества их решений будет зависеть, выберут ли их на следующих выборах, то и качество решений будет совсем иным. Кроме того, в той или иной степени есть некомпетентность. Я имел дело с фактами застройки парков под жилую и коммерческую недвижимость – это говорит о том, что ухудшается качество жизни горожан: принимают решения, которые направлены на то, чтобы извлечь выгоду здесь и сейчас, а не ориентируются на принципы долгосрочного устойчивого развития.

Рамиль Хайруллин, региональный представитель Федерации автовладельцев России:

– Одна из основных проблем в Казани – организация дорожного движения. Мне не совсем понятен подход к его организации: почему-то в Казань приглашают решать проблемы и давать какие-то советы людей из других городов и регионов. В частности, к нам приезжают люди из Санкт-Петербурга, чтобы решить проблему, про которую они ничего не знают.

Казань, улица Аделя Кутуя. Источник: ProKazan.ru

Существует большая проблема – конфликт «водитель-пешеход». Этот конфликт практически никак не решается – используются какие-то старые методы. Подход должен быть такой: просто отделить две единицы друг от друга, чтобы они никак не пересекались в общем пространстве. Мы предлагали, допустим, разделить светофорные фазы, чтобы они были не одновременно с пешеходами и водителями, убрать нерегулируемые пешеходные переходы с широких дорог. Мы предлагали этот конфликт максимально свести к нулю, тем самым, он был бы уничтожен на корню. Те же самые эксперты из Питера, которые приезжают советовать нам, как организовать дорожное движение, про это почему-то умолчали, хотя в самом Санкт-Петербурге разграничение фаз уже давно успешно используется – у них пешеходный светофор отдельно, автомобильный светофор – отдельно.

У нас есть очень хорошая автоматизированная система управления дорожного движения. Это очень мощный центр с хорошим оборудованием. В этой системе на их оборудовании можно смоделировать любую ситуацию в Казани. Придумать ее, воспроизвести и посмотреть, что произойдет.

Амина Ибниева, член инициативной группы «Город без преград»:

– Самая главная проблема – неисполнение законов. Никто ни за что не отвечает и не несет ответственности за то, что делает. Если говорить о строительных стандартах, то нарушения идут по всем статьям. Неправильно, что нам каждый раз приходится жаловаться в прокуратуру. Далеко не всегда к тому же есть реакция на наши обращения.

Например, полтора года назад мы обратились в прокуратуру по ряду вопросов, но до сих пор ничего не исправили. Почему прокуратура не взяла на контроль и не заставила провести изменения? Опять-таки возьмем мой случай, когда я пять лет воевала за установку подъемника к себе в подъезд. Суд встал на мою сторону, но решение суда не выполняли полтора года и это при том, что я постоянно дергала прокуратуру.

Группа «Город без преград» предложила казанским журналистам стать на время «инвалидами», чтобы протестировать «доступную среду»

Причина в том, что никто не несет никакой ответственности. Если бы конкретно была ответственность рублем – тогда другое дело. У нас есть комиссии, которые принимают новые здания. В них входит довольно много людей. Если председателя комиссии наказывали бы рублем и заставляли все переделывать за свой счет, тогда у нас везде все было бы хорошо. Есть еще один момент: если бы в составе этих комиссий были инвалиды-колясочники, то впоследствии можно было бы избежать множество неудобств.

Марья Леонтьева, исследователь федеральной сети Центров Прикладной урбанистики, координатор Центра Прикладной Урбанистики в Казани:

– У Казани, как и других постсоветских городов-миллионников есть довольно стандартные проблемы, решения или попытки решения, которых не видно. Это проблемы отсутствия работающего плана градостроительного развития, отсутствие реальной работы с сохранением и увеличением площади зеленых насаждений, мониторинг состояния и количества водоохранных зон, проблемы доступности среды для маломобильных групп населения, обилие домов, признанных ветхими или аварийными при отсутствии замещающего фонда, проблемы охраны исторической среды, проблемы с недостатком социальной инфраструктуры в спальных районах, да и вообще зачастую ужасающее состояние элементарных качеств среды в таких районах. Но у Казани есть, с моей точки зрения, и своя собственная болезненная проблема – попытка копирования московского подхода к благоустройству среды. Когда благоустройство производится ради благоустройства, ради показательных работ в русле «мы делаем город удобным для горожан». Но проблема заключается в том, что этих самых горожан большинство заказчиков и исполнителей проектов не представляет, сами горожане не представляют себя. Таким образом, благоустройство публичных зон – парков, набережных – не является ответом на потребности конкретных жителей города в связи с их идентичностью, историей и культурой места, проведения времени, а является копированием более менее успешных зарубежных или, в лучшем случае, отечественных практик.

Нужно последовательно и спокойно приучать людей к мысли о том, что город важен, что это такая же твоя среда, как лестничная площадка

Проблема тут в том, что обучение технологиям обсуждения развития города не специалистов, но горожан – задача – в течение нескольких лет нужно последовательно и спокойно приучать людей к мысли о том, что город важен, что это такая же твоя среда, как лестничная площадка. Этого можно добиться путем проведения опросов, публикациями в СМИ, сюжетами на телевидении, элементарными сообщениями о том, что происходит за забором стройки.

С другой стороны – это создание постоянно действующего совета местных экспертов: архитекторов, градостроителей, экологов, краеведов, бизнесменов, активистов, тех, чей профессиональный опыт сочетается с мотивацией жить в этом городе долго – собирать такой совет непросто и не быстро, требуется хороший модератор, очень прозрачные цели участия и, конечно же, реальная возможность совета влиять на принятие решений городского развития.

Это вступает в противоречие с принятой в республике привычкой «быстрее, выше, сильнее»

Это вступает в противоречие с принятой в республике привычкой «быстрее, выше, сильнее», но если посадить сад, то он не станет расти быстрее от того, что вы бегаете вокруг с лейкой и все время его поливаете. Быстро сад можно соорудить только из искусственных растений. То есть проблема города вовсе не в том, что в нем некрасиво, проблема города в том, что по-настоящему в нем не существует коммуникации горожан, бизнеса и власти, поэтому городское развитие и не отвечает на вопросы «кто мы?» и «что дальше?», а идет своим чередом, представляя горожанам утешение в виде благоустройства.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​